Под знаком молота книга

Молот ведьм — Википедия

под знаком молота книга

Войско было хорошо защищено: рукоятями мечей в виде молота, маленькими Один человексо знаком молота – ещеничего, нокогда ихпятьсотен. ПОД ЗНАКОМ СЕРПА И МОЛОТА: КОСИ И ЗАБИВАЙ! ПОД ЗНАКОМ СЕРПА И Из книги Кризис и знаки зодиака автора Попов Александр. Под знаком. Всё о книге: оценки, отзывы, издания, переводы, где купить и читать. Средняя длина предложения: 84 знака, что близко к среднему (81).

Я был очень рад увидеться с ней, но вид ее мне не понравился. Под глазами темные тени, и она вроде даже немного пошатывалась. Я в знак капитуляции поднял вверх руки. А кроме того, если ты еще не забыл, у меня небольшая работа по совместительству в плане транспортировки душ погибших героев и выполнения сверхсекретных заданий для Одина. Но у меня даже мысли не возникло, что она уже этому учится. Сэм тут же зарделась. Дело в том, что она единственная из всех моих знакомых подростков, которая, можно сказать, уже помолвлена.

И меня от души развлекает, как она мило смущается, стоит лишь завести кому-нибудь речь об Амире Фадлане.

Нам надо встретиться с осведомителем. У нее в кармане зазвонил телефон. Вынув его, она глянула на экран и поморщилась. И, взвившись в воздух, она стремительно вылетела из кафе наружу.

Дождавшись, когда моя очередь наконец подошла, я приобрел две булочки и два кофе и вместе с ними уселся за один из свободных столов снаружи.

  • Молот ведьм
  • Book: Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями)
  • ПОД ЗНАКОМ СЕРПА И МОЛОТА: КОСИ И ЗАБИВАЙ!

Весну этот год принес в Бостон рано. К бордюрам на мостовых еще, правда, липли, словно налет на зубах, комья грязного снега, однако ветви вишневых деревьев уже набухали белыми и красными бутонами, а в сияющих витринах бутиков пышно распустилась одежда свежих весенне-летних коллекций — цветочные принты на фоне пастельных тонов.

Туристы шли мимо меня, нежась под теплыми солнечными лучами. Именно тут я с особенной остротой осознал: Прошлым мартом мне даже и в мыслях бы не представилось, что я могу вот так, как сейчас, с полным правом сидеть в кафе за столиком. Я питался тогда в основном из помоек, спал под мостом в Общественном Парке и слонялся с двумя своими приятелями Хэртом и Блитцем, стараясь держаться подальше от копов и тратя все силы на то, чтобы выжить.

Затем, два месяца назад, я умер в сражении с огненным великаном. Теперь я одет в нормальные чистые вещи. Каждый день принимаю душ. Засыпаю и просыпаюсь в удобной постели. Ем еду, за которую плачу. И спокойно сижу в кафе за столиком, не опасаясь, что меня попросят выйти, а то и попросту вытолкают взашей на улицу. За последние два месяца мне довелось привыкнуть к множеству самых престранных вещей и явлений.

под знаком молота книга

Я попутешествовал по Девяти Мирам. Встречался с древнескандинавскими богами, эльфами, гномами и кучей разнообразных монстров, чьи имена не в состоянии даже выговорить. Мне достался волшебный меч. Вот он висит у меня на шее в виде кулона. Попробуйте догадайтесь, что эта плашечка, на которой начертана руна, может в любой момент превратиться в грозное боевое оружие. Впрочем, поговорив недавно со своей кузиной Аннабет, я убедился: Ей вот, в Нью-Йорке, весьма осложняют жизнь древнегреческие.

Их там, как вирусов гриппа при эпидемии. Что же, я все это понял, принял, и куда большим чудом мне теперь кажется, что я снова здесь, в Бостоне, сижу себе, как обычный смертный подросток, в кафе, наслаждаясь чудесным весенним днем и пытаясь понять, кто в толпе пешеходов может быть информатором Сэм. Предположим, что так и. Но какую же информацию принесет этот тип, если Сэм считает ее вопросом жизни и смерти?

Взгляд мой упал на вывеску магазина в конце квартала. Она сияла медью и серебром. Да я уже две недели назад обнаружил, проходя мимо, эту бумажку. Что, интересно, дернуло моего старого друга Блитцена так внезапно исчезнуть?

От них с Хэртстоуном с той поры ни слуху ни духу, а это совсем на них не похоже. Может, Самира что-нибудь знает? Размышляя об этом, я напрочь отвлекся от поиска информатора и вспомнил, зачем нахожусь здесь, лишь в тот момент, когда он застыл непосредственно возле. Да, он и впрямь отличался от прочей бостонской публики. Не каждый ведь день повстречаешь козла в плаще-тренче, полы которого путаются в его задних копытах, небольшой шляпе с узенькими полями и низкой тульей, нахлобученной на голову между витыми рогами, и к тому же в темных очках.

Несмотря на столь хитрую маскировку, я мигом его узнал. Именно этого козла мне пришлось убивать и есть в другом мире. А подобные ситуации, знаете ли, как-то очень роднят и не забываются.

Я был глубоко убежден, что инкогнито обставляется как-то совсем по-другому, ну да дело хозяйское. Если и есть худшее осокорбление автором читателя, то это. И подобных несуразностей, неуважения к читателю к концу книги все больше и. Дешевые клише идут одно за другим: Написано, правда, хорошо, а иногда — чертовски хорошо.

Как и в прошлый раз, работа писателя не принадлежит одному литературному направлению: Так повелось, — прося, охарактеризовать произведение незнакомого писателя, люди спрашивают: Те же, кто с творением уже знаком, услужливо отвечают, сравнивают. Увы, круг интересов большинства сводится к двум-трём авторам, а потому в отзывах на творчество Константина Образцова звучат лишь имена Булгакова да Кинга, что далеко от истины.

Тем приятнее за добросовестной формой найти небанальное содержание, хоть и имеющее элемент узнаваемости в виду специфики жанра. Здесь действительно больше всего, чем обычно принято включать в стандартный роман: Из текста видно — автор понимает о чём пишет, будь то инквизиция, социология, анатомия, рутина занюханного борделя или полицейского участка, внутренний мир каждого из героев, дела минувших веков, чёрные ритуалы — всё на месте, убедительно и грамотно подано.

В эту историю не то, что хочется верить — в неё невозможно не верить. В общих чертах фабула проста: Дальше — самое интересное, потому что изрядную долю романа читателя будут водить за нос, попеременно убеждая то в безумии главного героя, то, наоборот, в адекватности, подбрасывая ловушки, намекая на причастность тёмных сил. Самое в этом приёме, пожалуй, приятное, что в итоге события романа можно трактовать двояко, отдав предпочтение как мистической, так и реалистической интерпретации, поскольку сверхъестественное здесь — антураж, позволяющий проявиться истинно людским драмам, зачастую внутренним, невидимым другим.

И тут уже начинается сфера психологических истолкований романа… Мы видим, что далеко не в мистике дело, и каждый человек, в той или иной степени заклеймённый обществом, может подвергнуться влиянию какой-нибудь секты или группы по интересам, вовлечённость в которую, а равно и её взгляды — не есть самоцель данного субъекта. Скорее это отдушина или инструмент для достижения целей, компенсации комплексов, попытки уйти от одиночества или просто почувствовать свою значимость. Каждая из ведьм — лишь затравленная неудовлетворённая чем-то женщина, злой инквизитор — вполне рассудительный и даже скромный мужчина, но всех их вбирает в себя система, механизм, придуманный много веков назад, но до сих пор налаженный, заставляющий играть роли, где разменной монетой выступают целые жизни.

Тут и проявляется в высшей степени авторский талант, позволяющий переступить границы антагонистов и протагонистов, героев и злодеев, окунувшись в мир людей, поступающих не по-своему, живущих по чужим наставлениям. Тут не может быть симпатий или предпочтений, каждый — жертва, и если есть в мире дьявол, то его имя — невежество, ведомость и равнодушие. Это, конечно же, очень хорошо и даже прекрасно, что наконец-то снова стали появлятся русскоязычные романы жанра хоррор.

Итак, роман представляет собой хоррор-триллер или триллер с элементами хоррора кому как больше по душев котором смешаны элементы разных жанров — тут и полицейский роман, и судмед триллер, триллер о маньяках, традиционный хоррор и.

С точки зрения полицейского романа книга выстроена, прямо скажем, так. Понятно, что что-то новое открыть в полицейском романе не удастся никому и даже гению! Ну и да, еще вот вам, читатели, маньяк.

Который встречается чуть ли не в каждом третьем или четвертом на крайний случай пятом современном полицейском романе. Если ведьмы отправляются на шабаш в праздничную ночь, они берут с собой подношения, которые вручают дьяволу. Дьявол говорит ведьмам не исповедоваться, даже если они стремятся к этому, а тех, кто исповедался и признал свои грехи, принуждает отречься от собственного признания и возвратиться в лоно своей секты.

Те ведьмы, которые нарушают обет молчания и раскаиваются, подвергаются наказанию дьявола и их бывшие соратницы расправляются с. Многие свидетели видели следы подобных наказаний на теле пострадавших. Отчет трибунала в Логроньо Предисловие В сборник вошли материалы, освещающие антиведовские процессы и охоту на ведьм во времена, когда Темное Средневековье уже стало далеким прошлым.

Следует обратить внимание читателей: Конечно, бывали и исключения, так, в г. Совет Десяти вмешался в следствие на территории Брешии — стало известно, что инквизитор сжег 70 ведьм, еще 70 посадил в тюрьму, а общее число подозреваемых достигло — примерно одной четвертой всех, кто проживал в долине Тонале. Несмотря на протесты Папы Льва X —на деятельность инквизиции в регионе венецианские власти наложили очень жесткие процессуальные ограничения.

Веком позже всех потрясло следственное дело Пьера де Ланкра, французского инквизитора, обнаружившего не одну тысячу ведьм в стране басков. Девочки, признававшиеся в совокуплении с дьяволом, оказались девственницами инквизитор узнал об этом у повивальной бабки и занес полученную информацию в протоколгоршки со снадобьями для полета содержали жидкости самого разнообразного происхождения — одно это само по себе противоречило всякой логике.

Несколько ведьм признались в том, что проникали ночью в комнату инквизитора и пытались отравить. Салазар отверг эти признания, констатировав, что не видит никаких поводов жаловаться на свое здоровье в аналогичной ситуации Пьер де Ланкр рапортовал о том, что в его спальне ночью отслужили черную мессу. Годом позже по рекомендациям фрая Салазара были утверждены новые процессуальные нормы ведения испанской инквизицией дел о ведовстве.

Они были продиктованы не столько милосердием к ведьмам, сколько здравым смыслом: Этим эпизодам истории посвящена обширная литература, ныне доступная и на русском языке. Стоит сопоставить подобные процессы с эпизодами охоты на ведьм, чтобы понять: Тотальная подозрительность, царившая при дворе пап в Авиньоне в первой половине XIV. Для антиведовской истерии необходима соответствующая социальная среда — замкнутая и изолированная.

А папский дворец был центром дипломатической активности того времени, публика постоянно менялась, и страх не успевал укорениться.

Конец поискам колдунов-злоумышленников положила эпидемия чумы. Анализируя хронологию дел, которые возбуждались против колдунов в XIV. Автор упоминает о событиях, произошедших в гг. Массовыми были процессы над еретиками, но обвинения в применении магии, как правило, ранее указанной даты выдвигались против одного или двух человек.

Трое или пятеро сообщников — уже исключение. Во второй четверти XV. Сборник рассматривает только те процессы, которые были вызваны массовой антиведовской истерией, за его рамками остались громкие дела, связанные с ликантропией, хотя охотой на оборотней в конце XVI. Страх перед людьми, которые превращаются в зверей, спорадически возникал сообщение об одной истории тут же провоцировало следующуюоднако повсеместного распространения не получил.

под знаком молота книга

Объединять под одной обложкой все случаи массовой истерии представляется избыточным. За рамками сборника остались также истории об индивидуальных проявлениях одержимости, будоражившие Францию в правление первых Бурбонов.

Константин Образцов «Молот ведьм»

Кардинал Ришелье и другие министры короля искусно манипулировали этими скандалами в своих целях, эксплуатируя ложное благочестие и прилагая усилия, чтобы слухи об околдованных монахинях распространились по стране как можно шире. Среди французских аристократов возникла мода на колдунов и отравителей: Назначив расследование по нескольким подобным случаям, Людовик XIV пришел в ужас от полученных результатов и запретил выдвигать обвинения в ведовстве.

Процессам, проходившим в Англии, Шотландии и Британских колониях Нового Света, не случайно уделяется так много внимания. Следует отметить, что английские материалы сохранились лучше всего — памфлеты, выпускавшиеся преследователями ведьм после каждого суда, сыграли в этом не последнюю роль. Статистика в деле изучения ведовства не всегда оказывается достоверной. Ганзена [1] и Р. Кикхефера [2] систематизированы данные практически обо всех описанных случаях привлечения к суду за колдовство и ведовство в период с по г.

Многие архивы сгорели во время войн или были разграблены в смутное время, когда власть переходила из рук в руки. Сегодня можно говорить о том, что у нас есть полное представление о преследовании за ведовство в трех странах: Шотландии, Финляндии и Британских колониях в Новом Свете.

Согласно сведениям, собранным в базе данных о ведовстве учеными Эдинбургского университета, с по г. Только в случаях известен исход дела: Кроме того, 98 удалось бежать. Сведения о помощниках обычно котах зафиксированы только в девяти случаях [3]. Таким образом, стало очевидно, что преследование ведьм в Шотландии не носило столь массового характера, как это представлялось ученым XIX-XX вв. В Финляндии ситуация оказалась как раз обратной — ведьм преследовали чаще.

В период с по г. Кервинену [4] удалось разыскать и систематизировать материалы дел. Первые обвинения в поклонении дьяволу были выдвинуты в г. Псиландер учился в Тартуском университете, находившемся под сильным германским влиянием, и именно там он смог познакомиться с новейшими трудами немецких демонологов. И все же большинство вердиктов по ведовским делам были оправдательными. В Центральном округе английского королевства графства Эссекс, Хертфорд, Кент, Суррей и Сассекссогласно сохранившимся судебным ассизам, в период с по г.

Смертный приговор был приведен в исполнение по отношению к приговоренным. В Новой Англии человека были привлечены к судам по обвинению в ведовстве, из них 34 — казнены.

Салем — наиболее значимое происшествие. Обстоятельства сложились так, что в этой среде авторитетом пользовались те, кто искренне верил в существование ведовства и доказуемость этого преступного деяния. Уже три столетия ученые спорят о том, что же на самом деле произошло в Салеме. Хансен в деревне действительно жили несколько женщин, которые занимались магией и даже пытались извлечь выгоду из своей дурной репутации [5].

В лице Бриджет Бишоп, Кэнди и Мэри Рида мы имеем трех людей, которые занимались черной магией, причем с видимым успехом. Семейство Хоар и Джордж Берроуз приобрели репутацию занимающихся черной магией и даже пытались извлечь из этого выгоду, хотя не известно, были ли они ведунами на самом деле. Наконец, зафиксированы многочисленные факты применения белой магии, в том числе той, которая сопряжена с магией черной, ибо конечная цель — причинить вред ведьме.

Ведовство в Салеме, Насколько это суждение справедливо? Если следовать подобной логике и буквально воспринимать все, что оказалось зафиксированным на страницах судебных протоколов, то еще в г. Одна даже заявила, что лично принимала участие в убийстве Салазара, хотя он сидел перед нею, живой и невредимый [6]. Материалы Салемского процесса, опубликованные в г. Последние постановления, оправдывающие жертв процесса, были вынесены… в г.

Хоупа Робинса [8]из которой были отобраны материалы, в полной мере не утратившие своей актуальности, а также переводы оригинальных документов, в первую очередь памфлетов, публиковавшихся в Англии с по г.

Сета [9]подготовившего обзор событий, разворачивавшихся вокруг наиболее известных ведовских дел. Парижский парламент стал поощрять светские суды брать в производство ведовские дела, не в ущерб судам инквизиции, разумеется. Но когда королевские суды начали энергично преследовать ведьм за союз с дьяволом, церковные суды как инквизиторские, так и епископальные не воспротивились такому расширению их полномочий.

К началу XV. Допрос продолжался и на следующий день, инквизиторы требовали назвать сообщников, и Валлен назвал троих мужчин и одну женщину, все они к тому времени давно умерли. Под пыткой первой степени он назвал еще пять имен. Потом, когда его растянули на дыбе, вспомнил еще пятерых. Протоколы допросов были переправлены в гражданский суд. Как в Англии, так и во Франции обвинения в ведовстве зачастую выдвигались во время политических по своей сути процессов, поскольку все знали, что в таком случае смертного приговора не избежать.

К примеру, в г.

Молот ведьм (фильм, 1970)

Робера изгнали в г. Ведьм призывали и для того, чтобы они исцелили короля от его недуга; после них за дело взялись двое монахов-августинцев, которые объявили себя сведущими в магическом искусстве. Подобные примеры можно перечислять и. Несмотря на то, что в дела с политической подоплекой бывала обычно втянута только знать, эти процессы сыграли свою роль в распространении веры в ведовство во всех французских провинциях.

Постепенно светские суды вытеснили суды инквизиции, которые тем не менее продолжали рассматривать некоторые дела, в частности дело Жиля Гарнье в г. Инквизиция оказывала влияние и на воззрения светских судей, которые подражали примеру таких теоретиков, как Жан Вине, инквизитор Каркасона ; Николя Жакье, инквизитор Франции ; Пьер Мамор и Жан Винсен Вандейский Процессы по делам о ведовстве распространились по всей Южной Франции, оттуда через Южную и Западную Швейцарию, захватив по пути французскую Савойю, перекинулись в Италию, где диоцез Комо еще и раньше был одним из центров активной деятельности инквизиции.

Такой способ проверки стал весьма популярным впоследствии. Сохранились протоколы и других савойских процессов. Под пыткой мадам Антуан дала детальное описание шабаша, без сомнения подсказанное инквизитором. Там она поклонялась псу, целуя его под хвостом; получила отметину дьявола; летала на палке в 18 дюймов длиной, которую она натирала специальной мазью и зажимала между бедер; ела детей; топтала ногами гостию и даже пыталась ее поджарить. На дыбе она назвала имена сначала трех, потом тринадцати и, наконец, еще четырех сообщников.

В люцернской хронике, составленной Иоганном Фрюндом, содержится запись о сожжении в г. Светские ведовские процессы продолжались в Вале весь XV. В ход шло все подряд: Не желая разглашать свои источники информации, инквизиция, разумеется, настаивала на соблюдении тайны; выдать свидетелей означало бы повредить всей операции.

Больше всего подозрений пало на одну женщину, Десль ла Мансине. Ее маленького сына заставили даже давать показания против матери. Вот свидетельство Антуана Годена, одно из типичных. Антуан Годен, житель упомянутого Анже, сорока лет от роду, вспоминая события тридцатилетней давности, которые он, по его утверждению, помнит ясно, когда его, как и предыдущего свидетеля, привели к присяге и стали расспрашивать обо всем вышеупомянутом, клятвенно заявил, что вся округа считает Десль ла Мансине ведьмой, дурной женщиной и колдуньей.

Также подтвердил, что люди говорят, будто упомянутая Десль велела выдернуть три ниточки из прялки одной женщины по имени Принц, когда рожала, и сказала, что с этими нитками сотворит в деревне Анже колдовство и ведовство… В мае показания были прочитаны упомянутому Антуану вновь, и он настаивал и продолжает настаивать на сказанном.

Вооружившись подобными сплетнями, которых он насобирал у нескольких десятков жителей деревни, инквизитор в марте г. Несколько слушаний подряд Десль отрицала свою вину, и ничто не указывало на то, что она ведьма. Инквизитор, однако, что-то заподозрил и заключил ее в тюрьму. Наконец он передал ее светским властям для пытки на страппадо. Очень скоро Десль ла Мансине созналась и рассказала своим судьям все, что они хотели услышать: К 8 апреля ведьма перечислила сообщников, с которыми встречалась на шабашах.

Протокол ее процесса передали теологам для подтверждения и 18 декабря г. Десль ла Мансине повесили, а потом сожгли за человекоубийство, отречение от католической веры и ересь. О ведовстве за все время процесса не было упомянуто ни единым словом. С по г. Некоторых из них обвиняли в смерти людей и животных от эрготизма — болезни, которую вызывает употребление в пищу зараженного зерна, что часто случалось во Франции XVI-XVII вв.

Распространение представлений о ведовстве. Первый ведовской процесс, проведенный светским судом в Париже; некоторая видимость законности сохранена, в отличие от инквизиторских процессов. В Бриансоне, Дофине, женщин и 57 мужчин сожжены заживо по обвинению в ведовстве за два десятилетия, прошедших до середины века. Инквизиция Эвре приговорила Гийома Аделина, настоятеля Сен-Жермен-ан-Лей, к пожизненному заключению за сношения с суккубом, полеты на метле и целование козла под хвостом.

Робера Олива сожгли в Фалезе за полеты на шабаш. Инквизиторы расследовали вспышку ведовства в Аррасе, сожгли четырех старух и одного старика. Парижский парламент и епископы вмешались и заставили освободить оставшихся в живых узников. Священник из Макона казнен за ересь, колдовство и дьявольское искусство.

Карл VIII издает эдикт против предсказателей, чародеев и некромантов; закон предусматривает конфискацию имущества осужденных. Ведовские процессы становятся все более распространенным явлением.

Массовый процесс в Беарне. Процесс в Люксейе, суд инквизиции. Ведьма из Бьевра, около Лаона, сожжена живьем по ошибке; Жан Боден объяснил эту ошибку тайным судом Господа. Четырех ведьм троих мужчин и одну женщину сожгли в Пуатье за то, что целовали козла под хвостом и танцевали спиной к спине. Казнь чародея Труа-Эшеля в Париже; перед смертью маг заявил, что во Франции ведьм.

Пик охоты на ведьм во Франции. Церковный совет в Мелюне провозгласил: Церковный совет в Руане изгоняет из города чернокнижников под страхом отлучения. Церковный совет в Бурже распространил решения прежних советов на тех, кто накладывает лигатуру, и дополнительно назначил смертную казнь как наказание всякому, кто обращается за помощью к предсказателям.

Вообще церковные советы, в отличие от инквизиции, преследовали исключительно предсказания и колдовство, почти полностью игнорируя ересь ведовства. Впоследствии самого короля обвинили в том, что он защищает ведьм.

В Риоме двоих мужчин сожгли за то, что они накладывали лигатуры не только на людей, но и на кошек и собак. Закат веры в ведовство. Отец Доминик Гордель замучен инквизицией в Лотарингии. Томас Лоотен из Байоля умирает под пыткой в светском суде. Однако наибольший интерес центрального периода развития ведовства, между и гг. Итогом светских ведовских процессов стали труды классических французских демонологов: Эльзас, в то время в основном немецкий.

Многочисленные казни в мелких деревнях после г. В Сен-Амарене к г. По всему региону тысячи жертв. Николя Реми, генеральный прокурор Лотарингии, лично вынес смертные приговоры ведьмам между и гг. Две свирепых эпидемии преследования ведовства в гг.

Здесь процессы происходили под эгидой инквизиции, хотя главный судья всегда был мирянином. Анри Боге, главный судья Сен-Клода, развязал обширную кампанию около жертв. Прямым следствием его безумств было то, что в Бургундии ведовские процессы продолжались дольше, чем где-либо. Де Ланкр заявил, что пагубная зараза затронула все 30 жителей провинции, и утверждал, что за четыре месяца успел сжечь ведьм и колдунов.

под знаком молота книга

Из Лабура преследования перекинулись и в Бордо. Центральные области Франции массового террора не знали. Парижский парламент не поощрял охоту на ведьм; уже в г.

Крест-молот. Энциклопедия символов

В тех случаях, когда единственным обвинением было посещение шабашей, без свидетельств причиненного вреда, дело изымалось из производства. Тем не менее колдовство с применением священных предметов каралось смертью. На практике такая ограничительная политика привела, например, к оправданию 14 человек, которым суд низшей инстанции вынес смертный приговор.

Несмотря на ограниченную юрисдикцию парламента, его влияние было огромно. Местные врачи, бессильные против этой напасти, прибегли к традиционному диагнозу — порча. Дело стало за малым: Тут же нашлись люди, которые вспомнили, что встречали на шабаше соседа или соседку.

Среди свидетелей, опрошенных за несколько месяцев начиная с мая г. Некоторые крестьяне утверждали, что видели среди них и священников, которые служили мессы, стоя на голове. Итог обвинениям подвел в своем письме местный священник: Этот шабаш был в точности такой, как те, о которых пишут в книгах, всегда и повсюду. Ведьмы натерлись мазью, и высокий человек с рогами унес их через дымоход.

Константин Образцов «Молот ведьм»

Развлекались они тоже согласно обычаю: Единственное, чем был примечателен этот шабаш в Ла-Эйе-де-Пюи, так это тем, что дьявол, ради пущей надежности, часто метил своих слуг печатью. Чрезвычайно необычно также и то, что более ста священников опознали как участников этих сборищ. Я, со своей стороны, убежден, что все, о чем говорили на процессе, чистая правда, и верю в то, что дьявол, приняв облик крысы, на самом деле разговаривал с одним обвиняемым, мальчиком десяти лет.

Так совместными усилиями судьи и местные жители нашли человек, которым и предъявили обвинение в ведовстве. Некоторых, правда, назвали дважды, и сосчитаны они тоже, соответственно, дважды.